Queen Spoiler
Лучше ужасный конец, чем ужас без конца.
Название: Я тебя научу
Фендом: Loveless
Автор: Serpensortia
Бета: Эль Цета
Рейтинг: NC-17
Жанр: романс
Пейринг: Соби/Рицка
Содержание: дорога к доверию.
Отказ от прав: не мое и не претендую.

Глава 16


- Рицка-кун, что случилось? - Юйко трогает меня за локоть и встревоженно разглядывает. Я неопределенно пожимаю плечами, но она не отстает: - Вы с Соби-саном поссорились?
Я удивленно поворачиваюсь к ней:
- Нет. Просто настроение не очень, и все.
- А, понимаю, - она дергает висящий на шее шнурок с ключом от дома. - У меня тоже вчера было плохое настроение, Рицка-кун. Но потом, когда мама пришла домой и принесла мои любимые роллы, оно исправилось! Дать тебе попробовать? Я захватила в школу!
- Нет, - я подпираю кулаком щеку. - Не хочу.
- А что тогда сделать?
- Ничего, - я хмуро смотрю на доску. - Представь, что все нормально.
- Как это? - она растерянно хлопает длинными ресницами.
- Юйко-сан, - очень вовремя подходит Яёи, - Ми-тян купила мне следующий том той манги, которая тебе нравится, помнишь? Возьмешь почитать?
- Возьму, возьму! - Юйко хлопает в ладоши, а я встречаюсь с Яёи глазами. У него понимающий взгляд. Ну что они за меня взялись со вчерашнего дня, честное слово! Я отворачиваюсь. Хорошо, что звонок звенит. Еще пара уроков - и по домам. То есть все по домам, а мне еще кое-куда.
Сегодня пятница, мы собрались к маме. Вообще ты предложил вчера, но у меня не хватило духу. Очень стыдно было, но я сослался на то, что уроков много. Ты только сжал мое плечо: «Хорошо, Рицка, как хочешь». Я вспыхнул и сказал, что завтра. А завтра - сегодня.
Не представляю, как мы придем. Как там мама. Если он правда был дома, что с ней от его прихода стало? Правда, когда я в среду позвонил, она со мной нормально разговаривала, но я знаю, что это ничего не значит. Ты тоже сказал, что надо проверить. И что со мной сходишь.
…Я вытребовал, чтобы ты не провожал меня вчера в школу. И сегодня тоже. Сказал, что ничего не изменилось так, чтобы теперь вообще не расставаться. Не можешь же ты целый день у школы проторчать, охраняя меня! Правда, вид у тебя был такой, словно ты на это вполне согласен. Я показал тебе кулак: «Даже не вздумай». Ты вздохнул и согласился.
Я доехал до школы, просидел полтора урока, и мне пришло в голову, что, может быть, я здесь как раз в большей безопасности. А ты дома, и если тебя вызовут… Вдруг решишь все-таки не звать? Попробуешь еще раз меня без меня защитить…
Мне при этой мысли стало очень не по себе.
Звать мысленно я не стал - какой смысл, с тебя обещание надо брать, вцепившись покрепче, чтобы увильнуть не мог. Так что я только и пережидал уроки, чтобы поскорее закончились: ты бы меня встретил, и я добился от тебя слова, что не будешь рисковать в одиночку. Через десять минут на мобильник пришла смс-ка. Я прочел сообщение и хмыкнул, Шинономе-сэнсей даже сделала мне замечание.
«Рицка, перестань так громко думать. У меня все нормально. Я тебя встречу».
Замечательно. Я набил: «Решил все же читать мои мысли без связи?»
На перемене от тебя пришел ответ: «Нет, я просто чувствую твое настроение. Не беспокойся».
Пошутил, да? Не беспокоиться. Я захлопнул телефон, потом открыл снова и набрал: «Ладно, приезжай».
После звонка я одним из первых вышел в коридор и выглянул в окно. Тебя на месте не оказалось. У меня сердце в пятки бухнулось: ты же никогда не опаздывал, если обещал прийти! Закрыл глаза, сосчитал до трех, открыл снова. И увидел тебя, как всегда с сигаретой, стоящего спиной к школьным воротам. Будто из воздуха возник. Я отправился одеваться.
Ты как обычно протянул мне руку: «Рицка?». Я ее принял, и ты тут же незаметно погладил мои пальцы. У меня внутри что-то вздрогнуло. Я попытался отобрать ладонь. Ты не отдал, а Юйко поглядела с таким интересом, что вырываться стало себе дороже. Потом от расспросов не отделаться. Хотя почему они с Яёи до сих пор ни о чем не спрашивают, тоже странно. Наверное, считают, что нам можно ходить за руку, потому что мы друзья. Ага, друзья. Если это так называется.
Мы попрощались и пошли на остановку. Завернули за угол, и я решительно остановил тебя:
- Соби, ты как сюда добирался?
Ты выгнул бровь:
- На автобусе, конечно. Как иначе?
- Соби, - предупреждающе начал я, но ты только рассмеялся:
- Честное слово. Я перешнуровывал ботинок, поэтому ты не сразу меня заметил.
Я только рот открыл. Нельзя же постоянно отвечать на незаданные вопросы! Ты посмотрел, как я ищу слова, и объяснил:
- Я ощущаю твой взгляд, когда ты смотришь из окна. И знаю, если ты обо мне думаешь.
Ого. А я считал, это только я на тебя так ненормально реагирую… потому что мы теперь… ну, ближе стали.
- А раньше так же было? - спросил я для уточнения. Ты удивился:
- Нет.
- Тогда почему сейчас? - я почувствовал себя ужасно глупо. Ты покачал головой:
- Имя, Рицка. Твое Имя.
- Не мое, а наше! - поправил я полусердито. Ты сжал мои пальцы:
- Наше?
- Что ты как маленький! - я смутился и почти взаправду разозлился. - Будто у тебя нет ничего своего! Говоришь, что Имя - мое, ты - мой…
- Так и есть, - ты недоуменно нахмурился. - А что?
- А то, что Имя у нас общее и я тоже твой! - выпалил я и отвернулся. Ты так и не отпустил мою руку, и я ощутил, что ты вздрогнул:
- Спасибо, Рицка.
Я вздохнул. Ты положил свободную ладонь мне на плечо:
- Я этого не забуду.
- Уж постарайся! - я пытался говорить как можно увереннее. Ты обошел меня и опустился на корточки, поддернув пальто. Ты давно так не делал. Я отчаянно покраснел:
- Встань сейчас же! Нас увидят!
- Не увидят, - ты заглянул мне в глаза. - Я хочу на тебя посмотреть. Можно?
- Что, давно не видел? - я попробовал вырваться, но ты не дал, поймал мою вторую руку:
- Мне не надоедает смотреть на мою Жертву.
У тебя глаза были светлые и очень глубокие.
- Не майся дурью, Соби. Пошли уже! - я вздохнул. Вечно ты…
Ты перехватил меня за локти, притянул к себе. Я сопротивлялся, но ты все равно успел поцеловать. Меня будто обожгло, я оторвался:
- Быстро пошли, кому говорю!
Ты улыбнулся и выпрямился. Я взялся за твое запястье покрепче, порадовался, что коленки не дрожат, и мы отправились на остановку.
Вечером я стребовал с тебя слово, что ты позовешь, если я буду в школе, а ты ощутишь вызов. Ты непонятно поглядел и сказал:
- Да, Рицка. Обещаю.
- Честно? - уточнил я на всякий случай.
- Да. Сражение в одиночку может иметь для меня непредсказуемый результат. И, - ты прищурился, - мне не хочется потом иметь дело с твоим неудовольствием.
Я шумно выдохнул:
- Хочешь сказать, ты понял, что без меня опасно?
- Рицка, не обедняй мои интеллектуальные способности, - ты отвлекся от очередной зарисовки и выглянул из-за мольберта. - Конечно, я давно это понял.
- Какое счастье, - пробормотал я, прячась за учебником. А потом вник в услышанное. - Соби, ты что, знал, что это настолько трудно, и все равно предлагал, чтобы я не вмешивался?!
Ты промолчал. Я поднял голову:
- Я, между прочим, вопрос задал!
Ты задумчиво уставился в окно, за которым сгустились сумерки:
- Да.
Я сжал кулаки. Слез с постели, подошел к тебе, остановился в двух шагах и уставился в упор. Тебе, кажется, стало не очень уютно:
- Рицка, ну что ты. Мы же договорились. Я этого не сделаю.
- Вот именно, Соби! - я упер кулаки в бедра. - Иначе, честное слово, не знаю, что я сделаю!
- Я уже сказал: мне вовсе не хочется столкнуться с твоим неудовольствием, - ты согласно кивнул и провел кончиком деревянной кисточки по моему лбу: - Не сердись.
- Я не сержусь, - я почесал лоб, - а предупреждаю! Не ввязывайся!
- Не буду, - ты осторожно протянул мне руку. Я сжал ее:
- Ты мне живой нужен. И в случае чего я тебя с того света достану и всыплю! Мало не покажется!
Ты рассмеялся, отложил кисть и привлек меня ближе:
- Угрожаешь?
- Да, - сказал я уверенно. - Ты, конечно, старше, но… Если с тобой что-нибудь случится… я…
Голос почему-то упал до шепота. Ты нагнулся и бережно отвел с моего лба челку:
- Обещаю, пока нужен тебе - я уцелею.
- Тогда ты всегда будешь целым, - я уткнулся тебе в плечо. - Всегда.
… А теперь друзья спрашивают, почему я грустный. Но если объясню, они или в ужас придут, или расскажут кому-нибудь. Нет. Мы сами разберемся.
После звонка с последнего урока мы одеваемся, и я поспешно выхожу на улицу.
- Рицка-кун, - Юйко надевает перчатки, - а Нацуо-сан и Йоджи-сан тебя больше не встречают, да?
Яёи опускает ушки. Но я все равно не могу сказать, что Нацуо без Йоджи вообще ни разу не видел. Ты говорил, что ты тоже. Нет, пусть сами разбираются. Не буду лезть.
- Они, кажется, заняты переездом, - вспоминаю я. - Обещали, что позовут нас с Соби в гости, когда обустроят квартиру. А пока им некогда.
- Ой, как интересно! - Юйко оживляется. - Переезд! Они что, собираются жить вместе, да? И им родители разрешат?
- Они всегда вместе, - говорю я, не подумав. - Никогда не расстаются.
- Никогда-никогда? - разочарованно переспрашивает она. - Совсем?
- Совсем, - я кошусь на нее. - Им, по-моему, никто больше не нужен.
- Но вы же с ними дружите, - вступает Яёи. Он Нулей видел только у меня на дне рождения, но запомнил. - Ты и Соби-сан?
Дружим? Я пожимаю плечами:
- У нас просто есть общие интересы.
У Юйко поникает даже пушистый хвостик:
- Я поняла, Рицка-кун. Юйко поняла. Пока! До завтра!
Она срывается с места и убегает. Кажется, это первый раз, когда она с тобой не поздоровалась. Если вообще заметила. Я-то тебя вижу с момента, как мы вышли из школьного подъезда. И ты меня тоже. Я знаю, что ты за каждым моим шагом наблюдаешь. Меня это даже больше не раздражает.
- Юйко-сан… - тянет Яёи, глядя себе под ноги.
Я молчу. Нацуо сам ее тогда с нами в кафе позвал! А я не могу объяснить, что они пара! Даже если Юйко мой настоящий друг. Есть то, чего ей знать не надо.
Кажется, я начинаю понимать, почему ты мне поначалу ничего не рассказывал.
- Рицка, - ты затаптываешь очередной окурок. За последние три дня ты весь пропах дымом. В квартире не куришь, на балкон выходишь, но какая разница. - Как дела? Я окликнул Юйко-тян, но она меня, кажется, не услышала.
- Потом расскажу, - я смотрю на тебя, а ты успокаиваешься. Почему я раньше не чувствовал? Ах да. Ты же говорил. Имя… Значит, ты ощущаешь, что я тебе рад?
- Хорошо, - ты киваешь. - Яёи-тян, как дела?
- Спасибо, Соби-сан, - он понуро проходит мимо. - Все замечательно. До свидания. До завтра, Рицка.
- До завтра, - я недоумеваю. Да не настолько нравится Нацуо Юйко, чтобы он так расстраивался!
- Куда пойдем? - ты поправляешь на мне шапку и ждешь, что я скажу. Я с силой закрываю, потом открываю глаза:
- К маме. Мы вчера собирались. Ты не передумал?
- Конечно, нет, - ты пропускаешь меня на полшага вперед, - идем. - И добавляешь: - Все будет хорошо.
*
Я отпираю дверь, вытаскиваю из замка ключ. Ты отстраняешь меня и первым входишь в полутемную прихожую. Я настороженно прислушиваюсь. Тихо. Странно, время четвертый час, мама должна быть дома. И ее пальто висит на вешалке… Мы переглядываемся.
- Разувайся, - говорю я, сбрасывая ботинки. - Если мамы нет, подождем немножко.
- Хорошо, - ты расстегиваешь пальто.
Из гостиной доносится какой-то звук. Я автоматически подбираюсь. Мне даже в голову не пришло… А вдруг он здесь? Он же где-то остановился?! Ты опускаешь руку мне на затылок:
- Нет, Рицка. Это не Сэймэй. Я бы знал.
Да, верно. Я киваю, не оборачиваясь, и иду к комнате. Останавливаюсь у косяка, заглядываю внутрь.
Мама дома. Она сидит в своем любимом кресле и напряженно смотрит на меня. Я вздрагиваю, пячусь, встаю тебе на ногу, оступаюсь… Ты ловишь меня и обнимаешь за плечи.
- Добрый день, Аояги-сан, - говоришь вежливо и проходишь в комнату, как-то ухитрившись оставить меня за спиной. - Рицка хотел зайти в гости и пригласил меня составить ему компанию.
Мама не отвечает и по-прежнему сидит неподвижно. Мне не по себе под ее взглядом. Ты непринужденно улыбаешься - если бы я знал тебя меньше, я бы поверил твоей улыбке. Хорошо, что ты здесь. Только будь осторожен. Разве ты не замечаешь?
- Рицка, - произносит мама. Мне очень хочется оказаться как можно дальше отсюда. Исчезнуть. Ты встаешь около окна и внимательно наблюдаешь, скрестив на груди руки. - Ри-ицка… И вы думаете, я поверю? Сначала подменили одного ребенка, а теперь подсовываете двойника второго! Кто вы такие! Что вам от меня надо!
Мамино лицо искажается. Я задыхаюсь и не могу сдвинуться с места, а она продолжает:
- Ты не Рицка! Не Рицка! Ты только притворяешься им! И передай тем, кто тебя подослал, что Сэймэй умер! Так что с ним вы просчитались!!
- Мама, - я не знаю, что сказать. Я снова не готов. Она так давно не кричала, что я не ее сын… Мама вскакивает с кресла и хватает нож для разрезания бумаги:
- С меня хватит! Ты больше не придешь!
Хочу побежать, а ноги не слушаются. Сейчас мне опять достанется…
Но мама не приближается. Она кричит, но почему-то не подходит. Я не сразу понимаю, что ты удерживаешь ее, не давая вывернуться. И что-то говоришь, я не слышу, что, в самое ухо. Кажется, время остановилось.
- Это Рицка, Аояги-сан, - разбираю наконец твой мерный голос. - Вы не причините вреда Рицке. Это ваш сын. Это Рицка. Аояги-сан, вы понимаете меня?
Мама слабо, жалобно улыбается и опускает нож. Он падает на кресло.
Я наконец выдыхаю. Сердце колотится как сумасшедшее.
- Соби… - ты переводишь на меня непроницаемый взгляд. - Отпусти. Всё.
Ты оценивающе всматриваешься в мамины глаза, ты выше и сильнее, чем она. И отпускаешь. Мама трет запястья, неуверенно поводит правой рукой - наверное, ты ее заломил. И… будто видит нас:
- Рицка! Соби! Как удачно, что вы пришли! Обедать будете?
- Если вы пожелаете нас кормить, - ты вежливо склоняешь голову.
- Непременно пожелаю, - мама выходит из комнаты, потрепав меня по голове, и окликает с лестницы: - Мойте руки и за стол!
Ты на меня смотришь. Не надо. Не смотри.
Я отворачиваюсь, закрываю руками лицо. Слез нет, сил тоже. Если бы я все еще жил здесь, а тебя не было… Что бы со мной стало после прихода брата? И он… как он мог так поступить с мамой? Неужели нельзя было о ней подумать?!
- Рицка, - ты обнимаешь меня, привычно гладишь по спине. - Рицка, не надо. Все уже кончилось.
Мой голос от прижатых ко рту ладоней звучит глухо:
- Что ты ей еще сказал? Ты говорил о Сэймэе?
- Да, - твоя рука на секунду останавливается. - Я сказал, что ей приснилось его возвращение. За такое короткое время мне больше ничего не удалось придумать. На сегодня это сойдет, а дальше… дальше посмотрим.
Я вздыхаю и киваю. Если он придет к нам домой… К тебе и ко мне… У меня будет к Сэймэю несколько вопросов. Разных.
- Рицка, соберись, - ты легко тянешь меня за кошачье ухо. - У тебя получится. Ты же не хочешь сейчас сбежать? Мама уже погрела нам обед, я отсюда чувствую.
Я всхлипываю, ты наклоняешься и касаешься губами моей макушки:
- Хочешь уйти?
- Нет, - я прикладываю усилие и выпрямляюсь. - Мы останемся.
Ты улыбаешься - чуть-чуть. Вопросительно поднимаю брови: что?
- Тебя стоило ждать, Рицка.
Я хмыкаю:
- Ты идешь?
- Иду. Тем более что нас уже второй раз приглашают.
*
Дома после ужина я встаю к раковине мыть посуду. Ты пытаешься возразить, но я мотаю головой:
- Я вымою. Если хочешь, можешь тут посидеть.
Ты пожимаешь плечами:
- Ладно.
Конечно, у мамы мне кусок так и не полез в горло. Я поел совсем чуть-чуть, и когда мы приехали домой, ты первым делом спросил, хочу ли я есть. Я помялся и честно сказал, что да, хочу. Ты довольно кивнул и направился на кухню. Я тоже пришел, устроился в своем любимом углу на табуретке.
- Соби, почему я вечно голодный?
Ты обернулся от микроволновки:
- Ты просто растешь. Это нормально.
- Чувствовать себя обжорой?
Ты присел на край стола:
- Глупости, Рицка. Ешь, сколько хочешь, тебе необходимы калории. И чтобы тянуться вверх, и чтобы подкармливать мозги перед экзаменами.
- Тебе-то откуда знать? - посопел я. Ты отошел к холодильнику, открыл дверцу:
- У меня было так же. Что хочешь на гарнир?
- Соби, - я ополаскиваю твою чашку, - почему он… Сэймэй… не сделал как ты? Ему что, трудно было маму успокоить?
Ты задумчиво вертишь в руках сигаретную пачку и косишься то на меня, то на закрытую форточку. Я встряхиваю головой:
- Открывай, чего ты!
Ты киваешь, открываешь шпингалет и закуриваешь, выдыхая дым на улицу. Потом отвечаешь:
- Сэймэй не мог сделать того, что делаю я, Рицка. Жертв учат навыкам гипноза, однако строго в рамках программы. Они не могут применять его вне своей пары. То, что у него работало со мной, с мамой получиться не могло. Я знаю наверняка: Сэймэй всегда переживал из-за неудач.
- А он что, пробовал? - я удивленно поворачиваюсь. - Пытался применять… не к тебе?
Ты сжимаешь губы. Черт, я, наверное, по больному попал. Но ты откликаешься.
- Пробовал. Безрезультатно. А Сэймэй не любит поражений. Он сердился и не скрывал от меня, почему.
- Если терпеть не мог неудач, почему не скрывал? - я хмурюсь.
- Потому что вообще был довольно откровенен, - ты усмехаешься. - Правда, его самого это раздражало.
- Откровенность?
Мы говорим о нем. Мы говорим о нем!! Я даже дышать боюсь.
- Можно сформулировать иначе. Я всегда знал причину его гнева. А Сэймэй хотел быть загадкой, - ты на секунду улыбаешься, - он не желал, чтобы я понимал его.
- Почему?! - я широко раскрываю глаза. - Но ведь… когда понимают… это же так здорово!
- Для тебя, Рицка, - ты глубоко затягиваешься, не сводя с меня глаз. Я беру из микроволновки пароварку, ставлю под воду. - Тебе не дует от форточки?
- Не-а, - я повыше засучиваю рукава свитера. - Значит, он пришел домой, узнал, что меня нет, расстроил маму, а потом явился к тебе?
- Так и есть. Думаю, он больше не планировал заходить домой, когда понял, что ты не живешь там. Он мог посетить маму ради тебя.
- Ага, и придя сюда, не захотел меня видеть, - угрюмо завершаю я. - Не сходится, Соби.
- У меня больше нет объяснений, - ты пожимаешь плечами и выкидываешь окурок.
А у меня есть. Он мог прийти за диском. И не найти.
Я намыливаю пластиковые стенки пароварки. Не знаю ни о каком диске, и знать не хочу.
Ты закрываешь форточку и смотришь в окно. Не оборачиваясь.
- Он сказал, что вызовет нас, - говорю я после молчания, закрывая кран.
- Не нас, а меня, Рицка, - поправляешь ты. - Думаю, Сэймэй не считает, что ты сможешь отнестись к нему как к противнику. Или отдавать приказы против него.
- Да плевать, как он считает! - я вытираю руки. - Главное, что думаешь ты!
- Я верю тебе, - отвечаешь ты просто.
Я опускаю голову:
- Ладно.
- Сколько у тебя завтра уроков? - уточняешь ты, когда мы идем в комнату.
- Четыре, завтра же суббота, - я включаю компьютер, достаю из школьной сумки тетради, учебники и ручку. - Встретишь?
- Обязательно, - ты отодвигаешь от стены мольберт. Я смотрю, как ты его устанавливаешь, как прикидываешь освещение.
- У тебя ведь каникулы вроде?
- До следующей недели. Но кое с чем можно разобраться прямо сейчас. Ты тоже займешься уроками? - Я киваю. - К тому же послезавтра у нас весь день занят.
- У нас? - переспрашиваю я. - Чем?
Ты склоняешь голову к плечу:
- Саппоро. Юки-Мацури. Ты забыл?
Ты серьезен.
- Нет, - я подтягиваю к груди колено, обхватываю руками. - Просто я думал, что все отменяется. Из-за… ну, в общем, из-за этого всего.
- Рицка, мы не можем сидеть дома и отказываться от планов! - ты подходишь к столу, мне приходится поднять голову, чтобы взглянуть тебе в лицо. - Разве не ты говорил, что жить взаперти невозможно?
- Я?
- Когда у нас в последний раз были Нацуо и Йоджи.
О. Так вот почему…
- Ты уже тогда знал? То есть догадывался?
Ты киваешь:
- Подозревал - будет еще точнее. Однако когда ты сказал, что не хочешь жить под постоянным присмотром, я тебя услышал. Поэтому сейчас не вижу причин отказаться от поездки.
Я мрачно вздыхаю.
- Не бойся, Рицка. Мы же отправимся вместе, а не порознь.
- Теперь я понял, почему ты тогда злился, - хмуро сообщаю я.
- Я не злился, Рицка.
- Рассказывай! - я отнимаю у тебя руку. Когда ты успел ее взять? - Ладно. У меня уроков куча.
- Так мы едем? - уточняешь ты мягко.
- Едем, раз ты говоришь, что можно.
Надеюсь, что ты прав.
- Тебе не должно быть страшно, Рицка, - настойчиво повторяешь ты.
- А мне с тобой и не страшно, Соби.
Ты улыбаешься:
- Спасибо. Это хорошо.
- Иди рисуй! - я возмущенно отворачиваюсь, пока ты не надумал меня поцеловать. Потому что иначе непонятно, во сколько я доберусь до составления географической диаграммы.
*
Ты встречаешь меня после уроков на обычном месте. Юйко сегодня подходит к тебе первой:
- Соби-сан, здравствуйте…
- Юйко-тян, - ты улыбаешься.
Я тебе вчера рассказал, из-за чего она умчалась. И как зайца для Нацуо сшила. Ты выслушал и спросил, не кажется ли мне, что ты меня ограничиваешь. Я только глаза вытаращил: с чего ты взял? Ты помедлил и объяснил, что Нули почти ни с кем не общаются, разве что с нами. И между собой. И совсем не расстаются. А у нас почти так же.
Я не понял, какое мы имеем к этому отношение. Тем более что мы очень даже общаемся: я в школе, ты в университете. Ты нахмурился и сказал, что не хочешь меня связывать. Что если я захочу с кем-нибудь дружить, то…
Ты лежал на кровати, оперевшись на локоть, и читал. Я встал из-за стола, подошел, дождался, чтобы ты поглядел на меня, запустил руку тебе в волосы и дернул. Не сильно, но чувствительно:
- Надоело слушать одно и то же!
Ты фыркнул:
- Я лишь предположил, Рицка.
- Дурацкие у тебя предположения!.. - я сел на край кровати, ты тут же обнял меня и потянул к себе. Я уперся:
- Нет, слушай! Меня устраивает общение с тобой, Яёи и Юйко! И Кио еще! Разве мало?
Ты пожал плечами и продолжил меня тащить.
- Соби, я уроки делаю!
- Я тебя отвлекаю? - осведомился ты, опрокидывая меня и глядя сверху. Я хмыкнул:
- А что, помогаешь?
Ты убрал руку и подождал. Я зажмурился и велел себе встать. Честно велел! Потом вздохнул и приоткрыл один глаз. Ты пощекотал мне прядью волос кончик носа. И поцеловал.
- Соби-сан, вы не хотите пойти куда-нибудь погулять? - Юйко размахивает руками. Яёи держит оба портфеля и не сводит с нее глаз. Не понимаю девчонок. Она же дружит с Яёи, ей мало, что ли?
- Спасибо, Юйко-тян, - ты склоняешь голову. - Как скажет Рицка. Рицка?
Я пару раз пинаю дверцу школьных ворот:
- Ну… можно в парк пойти…
- Или в кафе, - предлагает Яёи, - пообедаем.
- Если обедать, то лучше ко мне, - тут же встревает Юйко, - у меня как раз никого нет дома!
- В самом деле, Юйко-сан? Здорово!
Ты смотришь на меня и ждешь окончательного ответа. Я открываю рот, чтобы сказать «идемте», и у тебя звонит телефон.
Мы переглядываемся. Ты вынимаешь мобильник, откидываешь крышку - и отворачиваешься. Я тут же обхожу тебя, чтобы видеть твое лицо.
- Агацума Соби. Да, сэнсей, я узнал вас, - пауза. - Если позволите, я бы поговорил об этом, когда доберусь домой. Через час, - пауза. - Да, я сниму трубку.
Ты захлопываешь мобильник, убираешь во внутренний карман пальто и встаешь вполоборота, чтобы видеть и меня, и Юйко с Яёи. У тебя глаза, когда ты говорил с Ритцу, были ледяные. А сейчас ты… будто оттаиваешь.
- Очень жаль, - ты виновато разводишь руками, - но мне срочно нужно уйти. Рицка, я провожу тебя к Юйко-тян. Позвони, когда соберешься домой.
- Ага, щас! - я стискиваю зубы. - Я с тобой!
Ты склоняешь голову:
- Если хочешь.
Я не отвечаю.
- Юйко, Яёи, до понедельника, - говорю друзьям.
- До понедельника? А я хотела завтра позвать тебя гулять, - огорчается Юйко.
- Мы с Соби завтра в Саппоро будем, - я дергаю ремень сумки. Надеюсь, что будем. - На Юки-Мацури.
- Ух ты! Будешь фотографировать, правда же? - она даже подпрыгивает.
- Наверное, - и правда, надо будет захватить фотоаппарат.
Ты стоишь, прижав к губам согнутый палец, и что-то обдумываешь.
- Ой, вон Шинономе-сэнсей, - Яёи оглядывается. - Она сегодня рано освободилась!
- Как кстати, - негромко произносишь ты. - Рицка, я скажу твоей учительнице, что ты задержишься в понедельник?
- Давай, - киваю я.
Шинономе-сан торопливо проходит мимо, опустив голову и что-то ища в сумочке. Ты окликаешь ее:
- Добрый день, сэнсей.
Ой. Надо мне было подумать, когда соглашался! Она останавливается на полушаге. А потом улыбается. Совсем не радостно.
- Агацума-сан… Здравствуйте. Как поживаете?
- Благодарю вас, - ты подходишь к ней. Шинономе-сан смотрит снизу вверх, она немножко ниже, и глаза у нее за очками огромные и грустные. - Сэнсей, я хотел сообщить, что Рицка в понедельник не придет на уроки.
Ничего себе! Ты бы хоть мне сперва сказал! Но я не решаюсь перебить.
- Видите ли, - вежливо продолжаешь ты, - завтра я собираюсь показать ему ледяные скульптуры в Саппоро, и мы очень поздно вернемся. Ему необходимо будет выспаться. Уроки он сделает. Вы не станете возражать?
- Не стану, - она опускает глаза и нервно сжимает руки. - Я запомню. Аояги Рицка не придет в понедельник. Это все, что вы хотели мне сказать?
- Да, - ты отступаешь.
- Что ж, Агацума-сан, - она все еще улыбается. - Всего доброго.
- До свидания, сэнсей.
Ей было неприятно разговаривать, я заметил. А ты спокоен.
Ты возвращаешься, кладешь руку мне на плечо:
- Рицка, не передумал ехать домой?
- Нет, - я встряхиваю головой, - пошли.
- До свидания, Рицка-кун, Соби-сан, - Юйко машет рукой, Яёи кивает. Я вывертываюсь из-под твоей ладони, забираю ее в свою. И мы прибавляем шагу.
*
Придя и заперев дверь, мы молча переодеваемся в домашнюю одежду. Ты с нового года всегда закрываешь на все замки, но я ничего не говорю. Мне тоже спокойнее, когда никто не войдет без приглашения. Садимся на кровать, ты достаешь мобильник, кладешь между нами.
- Что ты ему скажешь? - я переплетаю пальцы и устраиваю на них подбородок.
- В зависимости от того, что он спросит, - ты тоже устраиваешься с ногами, опираешься локтями на колени.
- А у тебя есть идеи, что ему надо?
Мобильник начинает вибрировать и звонит. Не успели обсудить. Ты протягиваешь руку, чтобы взять телефон. Я ее перехватываю:
- Погоди!
- Но, - ты хмуришься, - Рицка, если я не отвечу, это будет расценено, как…
- Погоди! - я не отпускаю твое запястье, - я могу послушать ваш разговор?
Ты напрягаешься, потом киваешь:
- Думаю, да. Садись ближе.
Переползаю к тебе, и ты отщелкиваешь крышку:
- Агацума Соби.
- Тебе не идет эта официальная манера, Соби-кун, - раздается в трубке знакомый голос. - Однако я рад тебя слышать. Как дела?
- Спасибо, не жалуюсь, - ты обнимаешь меня свободной рукой за плечи. Хорошо, что я сюда сел. - Вы хотели со мной о чем-то поговорить?
- У своей маленькой Жертвы ты перенял ненужную прямолинейность, - он усмехается. Ты тоже:
- Рицка просто сразу переходит к делу.
- Я тоже не собираюсь отвлекать тебя пустыми беседами, Соби-кун, - в голосе появляется досада. - Однако ты уделишь мне несколько минут.
Это не вопрос, а приказ. Ты вздрагиваешь, я на всякий случай прижимаюсь к тебе: «Соби». «Спасибо», - откликаешься ты и произносишь вслух:
- Я слушаю вас, Ритцу-сэнсей.
- Надо думать, ты осведомлен о появлении Возлюбленного?
- Да, - ты прикрываешь глаза, потом сразу открываешь снова. - Сэймэй приходил ко мне.
- Мне хотелось бы знать, с какой целью. Вчера он возник в Семи Лунах и заявил, что является парламентером соседней, конкурирующей с нами китайской школы. Ты знал, что его кончина была фарсом?
Я вслушиваюсь в холодные интонации и пытаюсь представить этого человека. Не получается. Тонкий рот и злые глаза, и все.
- Не знал, - отвечаешь ты твердо. - Это правда.
- Я склонен поверить, - после молчания говорит Ритцу, - твое горе после потери Жертвы сложно вообразить как театральное действо.
Я судорожно вздыхаю, и ты гладишь меня по плечу. Я киваю. Все в порядке.
- Однако теперь, когда выяснилось, что Возлюбленный жив, твое положение изменилось, - продолжает Ритцу. - Он уже предложил тебе вернуться?
- Да, сэнсей. - Никаких лишних слов. Вот бы мне так научиться.
- И каков был твой ответ?
- Я отказался.
В трубке повисает секундное молчание. Затем Ритцу произносит:
- Ты отказался вернуться к хозяину твоего Имени? Не скрою, я рад, однако… Ты понимаешь, что это означает, Соби-кун? Такие прецеденты неизвестны школе. Мне сложно поручиться за твое здоровье и безопасность. Приезжай в Семь Лун, время игр истекло!
- Насколько я понимаю, оно истекло на момент визита Безобидных, - парируешь ты. - А мои здоровье и безопасность связаны только с одним человеком. И я доверяю ему.
- Ты имеешь в виду Нелюбимого?
- Да, Рицку.
- Соби-кун, - твой собеседник нетерпеливо вздыхает, - вы можете приехать вместе. Несмотря на отсутствие связи между вами, Нелюбимый утверждает, что ты его Боец. Попробуем это развить. Оставаясь, вы рискуете.
- Мы так же рискуем, принимая ваше предложение, - ты слегка улыбаешься. - К тому же, сэнсей, мне хочется уберечь Рицку от некоторых… педагогических мер, принятых в школе.
- Это бунт? - холодно осведомляется Ритцу.
- Вы уже задавали подобный вопрос. Нет, это попытка рассуждать логически. Вам нужен не я, а он, не так ли?
- Нелюбимый крайне интересует Нагису, - признает Ритцу неохотно, - и некоторых моих коллег. Меня, как я уже говорил, волнуешь ты. Вы с Нелюбимым не пара, Соби-кун. Чем быстрее ты это осознаешь, тем лучше. Я подберу тебе подходящую Жертву, а младшему Аояги найдут Бойца с его Именем.
- Не найдете, - твой голос внезапно сипнет, будто тебе мало воздуха. - Даже если постараетесь.
- Соби-кун, нам необходимо поговорить, - настаивает Ритцу. - Появление Возлюбленного не сулит вам ничего хорошего. Я беспокоюсь.
- Еще бы, такой материал пропадает, - бурчу я себе под нос. - Нашел кроликов!
- Тс-с, Рицка, - шепчешь ты и трешься щекой о мое кошачье ухо, - подожди. - И продолжаешь громче: - Вы беспокоитесь лишь о том, чем опасен Семи Лунам визит Сэймэя. Но чем мы можем помочь?
- Приезжайте, - повторяет он сухо. Но мне кажется… это просьба. - Я попробую устранить связь между ним и тобой. Осмотрю твои рубцы. Они по-прежнему кровоточат?
- Почти нет, - откликаешься ты спокойно. - Наша связь с Сэймэем разорвана. Благодарю вас, шрамы затягиваются.
- День, когда я окончательно потеряю терпение, запомнится тебе надолго, Соби-кун, - теперь он точно злится.
- Я сожалею, что не могу принять вашей поддержки, сэнсей. Извините, - ты секунду медлишь и добавляешь: - До свидания.

Захлопываешь мобильник, потом вытягиваешься на кровати и кладешь голову мне на колени. Глаза у тебя закрыты.
- Ты не сказал ему про Имя, - я прослеживаю мизинцем обводы твоих сережек. - Тебе оно… не нравится?
Ты поднимаешь ресницы:
- Оно мое. Я был счастлив его обрести, Рицка.
- Тогда почему?
- Я уже говорил тебе: чем меньше знает противник, тем лучше.
- Ты и сэнсея считаешь противником? - я осторожно тяну ухо за мочку, потом отпускаю. У тебя измотанный вид, но хоть больше в обморок от его звонков не падаешь.
- Я действительно считал, что убийцы Сэймэя - в моей школе. Сложно перестроиться за пару дней.
Я провожу ладонью по твоему лбу:
- Учитывая, как нас туда «приглашают», - ты фыркаешь, - и его завещание… Я тоже так думал. А от каких воспитательных методов ты меня решил защитить?
Ты снова прикрываешь глаза, и на скулах у тебя выступают розовые пятна.
- Эй, - я даже пугаюсь, - если нельзя…
- Рицка, я уже столько рассказал тебе, что критерий «нельзя» определить очень сложно, - ты глубоко вздыхаешь. - Нет. Дело не в этом.
- А в чем тогда? - я зарываюсь растопыренной пятерней в твои волосы.
- Ты… - я встревоженно жду. - Ты ни разу не спросил, откуда у меня шрамы на спине.
- А зачем?.. - начинаю и осекаюсь. - Соби, так это… Это был не Сэймэй?!
- Нет, - ты усмехаешься краем рта, - это не имеет отношения к твоему брату. Так меня учили переносить боль.
- Кто?!
- Сэнсей, - твои сомкнутые веки вздрагивают. Ты тянешься к моей руке. - Рицка, - просишь тихо, - скажи что-нибудь.
- А что сказать? - я сосредоточенно разглядываю русые пряди, скользящие между моими пальцами. - Тут не говорить… тут надо взять кнут и применить к твоему сэнсею его методику. И все дела.
Ты смеешься:
- Я тебя люблю.
- Ага. И я тебя.
У меня так легко это вырвалось… Я застываю, а ты открываешь глаза и внимательно смотришь мне в лицо. Точно нравится меня в краску вгонять!!
Ты молчишь, потом поднимаешь руку, кладешь ладонь мне на затылок и пригибаешь меня вниз. Медленно, наверное, чтобы я мог вырваться.
Я до самого поцелуя смотрю на тебя. Хотя щеки так горят, что к ресницам слезы подступают.
Подсовываю руку тебе под шею, чтобы ты поднял голову, и торопливо ложусь рядом. Ты обнимаешь меня, забираешься ладонями под толстовку. Я делаю так же. Мне нравится видеть над собой такое твое лицо.
Тебе лучше?
Какая разница, сколько у тебя шрамов и кто их оставил. Ты это ты.
Что-то из этого я, наверное, говорю, только не вслух: ты киваешь.
Ох, Соби… если бы… Если бы еще… Но все равно ты теперь до конца здесь. Больше не сбегаешь в ванную.
Я выгибаюсь навстречу, прижимаюсь к тебе, подставляю лицо под поцелуи. И опускаю ладони тебе на бедра. Ты вздрагиваешь и вжимаешься в меня:
- Рицка!..
- Соби, - я утыкаюсь тебе в шею, - ты сказал, что мне веришь…
- Я верю, - ты прерывисто дышишь, - правда.
Я забираюсь под твой джемпер над краем низко срезанных джинсов:
- Правда?.. - и возвращаю ладони на прежнее место, чтобы между нами была только ткань этих чертовых штанов. Ты меня судорожно обнимаешь - и осторожно трешься об меня:
- Рицка… что ты делаешь…
Я вцепляюсь в тебя, как сумасшедший, хочется нестерпимо. Трусь об тебя в ответ:
- Жарко…
Сам себя не слышу. Ты что-то спрашивал?..
- Это ничего, - откликаешься ты шепотом, - все правильно.
- Сделай это еще раз, - прошу тебя на ухо, голоса нет совсем, - Соби…
Ты сдавленно выдыхаешь и подчиняешься. Меня от твоих движений дрожью продергивает:
- Со-би!..
Я задыхаюсь, мне не выдержать… Ты просовываешь между нами руку…
Ярко-ярко, как солнце перед глазами, и будто током по всему телу… Ох, как здорово…
Пожалуйста, хочу попросить вслух, ну пожалуйста! Нерешительно кладу ладонь на молнию твоих джинсов. Пожалуйста…
Ты тихо стонешь сквозь зубы и откидываешься на спину, не переставая обнимать меня. Кладу голову тебе на плечо, тяну тебя, чтобы лег набок, так удобнее:
- Соби?
Ты отстраняешь мою руку и прижимаешься ко мне, вздрагивая, часто дыша. Притискиваешь к себе, закусываешь губу… Ты от боли в лице не меняешься, а вот сейчас…
Я не могу, мне не вытерпеть! Желание возвращается, остро, сил нет. Ты судорожно втягиваешь воздух и коротко стонешь, а я изо всех сил пытаюсь удержаться… не смотреть… Но я же не могу не чувствовать ритм!..
Ты открываешь глаза, ловишь мой взгляд - и улыбаешься:
- Это нормально, Рицка. Иди сюда.
Твои губы горячие после поцелуев, а пальцы влажные от… от нас обоих. Всего несколько движений… да, да, да!..
Ни за что больше не пошевелюсь. Даже если сейчас тут Ритцу-сэнсей материа… материализуется.
Я от души зеваю.
Ты гладишь мои кошачьи уши, перебираешь волосы. Потом нашариваешь края покрывала и набрасываешь его на нас с двух сторон. Как в кокон прячемся. Я сползаю с тебя, устраиваюсь рядом:
- Можно, я посплю?
Ты снова дотрагиваешься до кончика моего уха:
- Конечно.
- Только, Соби…
- Я никуда не уйду, - ты крепко меня обнимаешь. - Тебе пора к этому привыкнуть.